News:News:article:article Новая система выборов в регионах прошла первые испытания :: Перископ ::
Перископ
Сегодня 23 Фев, 2018 г. - 23:02  


· Главная
· Аналитика
· Регионы
· Эксперты
· Политтехнологии
· Стратегия
· О сайте
· Поиск



Нужно ли сажать олигархов?

· Нужно
· Нужно сразу расстреливать
· Главное забрать у них награбленное

[ Результаты | Опросы ]



Аналитика


Новая система выборов в регионах прошла первые испытания
03 Дек, 2004 г. - 12:16 Версия для печати | Послать эту статью товарищу
Игорь Шишкин

Серия выборов в региональные законодательные органы власти, прошедшая в октябре-ноябре 2004-го года, была в первую очередь знаменательна тем, что в ходе этих выборов тестировалась новая модель избрания региональных депутатов √ пропорциональные выборы по партийным спискам и одномандатным округам. Для Кремля, ставшего инициатором введения новой модели, итоги тестирования в целом можно признать положительными. Благодаря пропорциональной системе позиции депутатов от ╚Единой России╩ в региональных парламентах стали более прочными. В то же время не произошло и реванша коммунистов в регионах, которого опасались некоторые аналитики. Всё это очень важно для власти в контексте скорого введения нового механизма избрания глав регионов. Впрочем, выявились и некоторые тревожные для власти тенденции. Речь идёт о выборах в семи регионах РФ. 3 октября выборы прошли в Тульской области. 10-го октября √ в республике Марий Эл, Иркутской и Сахалинской областях. 24-го октября выбирали депутатов в Читинской области. 14 ноября √ в Калужской области. И, наконец, в Курганской области выборы прошли 28-го ноября.

╚Единая Россия╩
По итогам выборов во всех регионах, кроме Сахалинской области, партсписки ╚Единой России╩ заняли первое место. На Сахалине ╚единороссы╩ с небольшим отрывом уступили первое место ╚Родине╩. Тульская область √ 22,26%, Марий Эл √ 32,28%, Иркутская область √ 30,07%, Сахалинская область √ 17,74%, Читинская область √ 35,61%, Калужская область √ 40,03%, Курганская область √ 25,88%. Относительный успех ╚Единой России╩ на региональных выборах в целом имеет те же причины, что и успех партии на выборах федеральных.

Следует констатировать, что высокий рейтинг Владимира Путина подобно паровозу продолжает вытягивать главную ╚партию власти╩ теперь уже на уровне региональных законодательных органов. По сути, это главный содержательный козырь ╚единороссов╩, заменяющий им фактическое отсутствие чётко сформулированной идеологии. Это понимают и сами ╚единороссы╩, активно использовавшие имя президента в своих региональных избирательных кампаниях, в ряде которых отождествление с Путиным стало главным содержанием предвыборных проектов.

Собственно у региональных партсписков ╚Единой России╩ пока нет другого выбора. Ведь если федеральных политиков избиратель видит только по телевизору и может довольствоваться тем мифом, который про каждого из них вольно или невольно сочиняют СМИ, то местных деятелей со всеми их плюсами и минусами люди знают гораздо лучше. Сочинить их имидж, серьёзно отличающийся от реальности в положительную сторону, в большинстве случаев никаким политтехнологам не под силу. Хорошо известно, что во многих регионах лидеры местных организаций ╚Единой России╩ имеют серьёзный личный антирейтинг. Таким образом, кампания на отождествление с президентом (и шире √ с Кремлём, с федеральной властью) остаётся для них единственно возможным путём к победе. По крайней мере, это верно в случае с партсписками.

Другой важной причиной успехов ╚Единой России╩, без сомнения, является пресловутый административный ресурс. Как и на выборах в Госдуму, этот вид ресурса на региональных выборах применялся широко и без особого стеснения. В реальной оппозиции к ╚Единой России╩ находились лишь власти Тульской области, под руководством коммуниста Василия Стародубцева. Заигрывание с ╚Родиной╩, АПР и социалистами (СЕПР) иркутского губернатора Бориса Говорина всерьёз воспринимать не стоит. По крайней мере, ни о каких препятствиях ╚Единой России╩ речи не шло. В целом губернаторы, будучи крайне заинтересованы в том, чтобы получить шанс остаться у власти в новых условиях, делали всё от них зависящее для поддержки ╚единороссов╩.

Заметное влияние на исход выборов оказала и та часть электората, которая традиционно голосует за действующую власть. Для них сам факт неразрывной связи ╚Единой России╩ с федеральной и региональной властью является определяющим моментом выбора. Здесь можно говорить о некоей виртуальной модификации административного ресурса. Не стоит преуменьшать значение и величину этой группы избирателей. Одни из них по старой советской (да и по новой российской) привычке просто ╚на всякий случай╩ бояться проголосовать ╚не так╩. При этом их реальные симпатии могут быть совершенно иными. Кстати, этот феномен хорошо известен по примеру выборов в ГД. Другие голосуют за ╚самых сильных и перспективных╩. Третьи просто ╚за государство╩. Что касается последних, то это, в том числе, те избиратели, которых в своё время ╚Единой России╩ удалось оттянуть у коммунистов и всевозможных патриотов.

Ещё одним видом скрытого адмресурса является объективное доминирование ╚Единой России╩ в основных видах СМИ. Ведь независимо от того, идут выборы или нет, о ╚Единой России╩ говорят везде, постоянно и по любому поводу. Причём чаще всего говорят в позитивной тональности. ╚Единороссы╩ буквально ╚сидят╩ на федеральных СМИ, которые и в регионах являются наиболее влиятельными. О других же партиях нечасто можно что-то услышать и почти невозможно услышать что-то положительное. Таким образом, у рядового избирателя создаётся ощущение того, что ╚Единая Россия╩ живёт и процветает, остальные же партии или постоянно скандалят, или тихо умирают, или давно уже не существуют вовсе. Такая информационная политика приносит ╚единороссам╩ свои плоды.

Так или иначе, но результаты голосования по партийным спискам во всех семи случаях позволяют региональным ╚единороссам╩ создать свои фракции. А ведь они неизбежно будут усилены ещё и одномандатниками, а также перебежчиками из стана различных ╚независимых╩. К примеру, уже сейчас ясно, что благодаря этому ╚Единая Россия╩ будет практически полностью контролировать законодательные органы Калужской и Иркутской областей, а также, скорее всего, республики Марий Эл и Читинской области.

Впрочем, что касается выборов по одномандатным округам, то здесь особенного прорыва ╚Единой России╩ не наблюдается. При выборах в одномандатных округах партийная принадлежность традиционно играет значительно меньшую роль. Зачастую политизация избирательной кампании идёт лишь во вред кандидату. На первом плане √ решение местных проблем и личность кандидата, его биография, репутация, деловые качества. Здесь почти невозможно спрятаться за портрет президента. Принадлежность к ╚партии власти╩ чаще всего оказывается полезной лишь в плане привлечения административного ресурса, а иногда даже вредит кандидату.

Другое дело, что ╚единороссы╩ повсеместно склоняют к вступлению в свои ряды наиболее известных и влиятельных людей региона, которые на выборах являются и наиболее проходными кандидатами. В свою очередь и сами подобные кандидаты стремятся ╚на всякий случай╩ заручиться поддержкой ╚Единой России╩. Этот процесс взаимопроникновения ╚партии власти╩ и местной элиты идёт по нарастающей. Таких людей среди региональных депутатов становится всё больше. Однако для объективной оценки ситуации следует понимать, что не партийная принадлежность является залогом их успеха. Довольно часто не партия помогает кандидату, а успешный местный политик вытягивает партию. То есть, речь идёт, скорее, о некоем ситуативном союзе, нежели о чистой победе партии.

Там же, где ╚единороссам╩ пришлось вступить в реальную борьбу за одномандатные округа, их дела обстояли не лучшим образом. К примеру, в Тульской области, где областная власть действительно противостояла ╚Единой России╩, а население ориентировано на левый политический спектр, ╚единороссы╩ смогли провести лишь четырёх кандидатов из двадцати одного выдвинутого (при наличии 24-х округов). В этом регионе партия получил всего лишь 22,3% (хотя это и первое место) против суммарных 39,26% у различных лево-патриотов, прошедших в областную Думу (╚Родина╩, КПРФ, блок Стародубцева ╚За тульский край╩, ╚За Родину╩ Сергея Глазьева). На Сахалине же ╚Единая Россия╩ и вовсе проиграла блоку ╚Наша Родина √ Сахалин и Курилы╩ (╚Родина╩ плюс местные лево-патриоты), набрав всего 17,74%. Причём это было ещё до сообщений о возможной передаче Японии двух островов Курильской гряды.

Обращает на себя внимание и тот факт, что везде, кроме Калужской области, результат ╚Единой России╩ оказался ниже результатов партии на выборах в Госдуму. В некоторых случаях (тот же Сахалин) √ значительно ниже. Причём речь идёт о процентах. Абсолютные же показатели пришедших голосовать за ╚партию власти╩, учитывая более низкую явку на региональных выборах, были повсеместно значительно меньше (иногда в несколько раз) показателей на федеральной кампании.

На этом фоне можно прогнозировать серьёзные проблемы ╚Единой России╩ на следующих выборах в региональные парламенты в том случае, если в позиционировании партии не произойдут качественные перемены. Ведь, если верить президенту Путину, он пока не собирается выставлять свою кандидатуру на третий срок. А это значит, что на следующих региональных выборах ╚единороссам╩ будем гораздо сложнее вести кампанию, построенную на отождествлении с главой государства. Хотя, несомненно, Путин в любом случае останется реальным игроком политической сцены, обстановка, всё же, может заметно измениться. Перестав быть партией высшей исполнительной власти, но так и не обретя реальной идеологии, ╚Единая Россия╩ может ╚повиснуть в воздухе╩, уступая более агрессивным и живучим соперникам.

Свою роль обязательно сыграют и продолжающиеся либеральные экономические реформы, нарастание негативного социального эффекта от которых можно ожидать как раз к 2007-08-му годам. Причём именно в регионах эти последствия наступят раньше всего, учитывая перераспределение нагрузки по социальным программам в рамках монетизации льгот и других мер по сворачиванию социальных обязательств государства. И если федеральным политикам во главе с популярным президентом избиратели ещё какое-то время будут склонны прощать многие шаги, то с региональных депутатов и чиновников начнут спрашивать в первую очередь. Именно региональная власть первой столкнётся с недовольством населения и ростом социальной напряжённости.

Пока представляется, что в этой ситуации у ╚Единой России╩ будут лишь три пути. Первый √ стать ╚козлом отпущения╩, тем демпфером, который должен принять на себя удар негативных факторов и, возможно, погибнуть под этим ударом. Или трансформироваться во что-то новое. Ведь слухи о возможном переформатировании ╚Единой России╩ не затихают. Второй √ уйти в оппозицию к власти, что пока трудно себе представить. Третий - сделать Путина после его ухода с поста президента главой партии и окончательно стать партией лидерского типа, противопоставив себя новой власти в роли ╚конструктивной оппозиции╩. А ещё лучше - совместить трансформацию с приходом Путина, получив, таким образом, и новую форму, и новое качество.

Таким образом, на региональный уровень в полной мере транслируются как успехи, так и проблемы партии на федеральном уровне. Впрочем, успехов пока больше и они очевиднее, а проблем меньше и они в основном скрыты, касаясь в первую очередь перспектив партии. По крайней мере, на рассматриваемой серии выборов ╚Единой России╩ в целом удалось решить поставленные задачи √ партия сможет сильно влиять, а в ряде случае полностью управлять, региональными законодательными органами, а значит и предстоящими выборами глав регионов. Кроме того, новая система даёт партии возможность на порядок усилить своё влияние в региональных законодательных органах власти.

КПРФ
Для коммунистов прошедшая серия региональных выборов не принесла утешения после неудачи на выборах в Госдуму. Так же, как и в случае с ╚Единой Россией╩, у основного соперника ╚партии власти╩ наблюдалась трансляция тенденций федерального уровня на уровень региональный. В полной мере сказался на результатах коммунистов и раскол в самой партии, и раскол электората, вызванный появлением на лево-патриотическом поле новых соперников, и отголоски кампании по дискредитации партии, в связи с её сотрудничеством с олигархами, и организационно-технологические проблемы, вызванные продолжающимся процессом ухудшения количества и качества (старение) членов КПРФ, а также применением устаревших форм работы с избирателями. При этом главной проблемой коммунистов стало соперничество с другими лево-патриотическими партиями и в первую очередь с ╚Родиной╩, что можно считать подтверждением успеха её создателей теперь уже на региональном уровне.

В результате позиции коммунистов ослабли во всех семи регионах. А исход выборов в двух из них √ Тульской и Курганской областях, считавшихся ранее бастионами КПРФ √ можно расценить как поражение. В итоге коммунисты набрали: в Тульской области √ 10,84% (третье место после ЕР и ╚Родины╩); в Марий Эл √ 17,89% (уступили лишь ЕР); в Иркутской области √ 12,84% (второе место после ЕР); в Сахалинской области √ 15,92% (третье место после ╚Родины╩ и ЕР); в Читинской области √ 18,68% (второе место после ЕР); в Калужской области - 13,4% (второе место после ЕР); в Курганской области √ 10,78% (разделила с СПС второе место после ЕР).

Таким образом, движение КПРФ ╚под уклон╩ продолжается. Выстроенный политтехнологами от власти механизм борьбы с коммунистами, как основными соперниками ╚Единой России╩, пока действует достаточно эффективно. В этом смысле основные направления борьбы с коммунистами, применённые в ходе парламентской кампании 2003-го года, будут исправно работать как минимум ближайшие пару лет. То есть, с их помощью можно будет успешно бороться с КПРФ и на выборах местных депутатов в других регионах, обеспечивая относительно безболезненные выборы губернаторов по новой системе. Пока коммунисты не найдут выход из лабиринта своих проблем на федеральном уровне, вряд ли стоит ожидать улучшения положения в регионах.

В то же время, нельзя не заметить, что потенциал для позитивной динамики у КПРФ всё же остаётся. Несмотря на сверхдавление со стороны властей и борьбу на выживание с новоявленными конкурентами, коммунисты остаются основным соперником ╚Единой России╩. Почти везде они заняли второе, в худшем случае третье место. При этом в отличие от ╚единороссов╩ в пяти регионах из семи коммунисты выступили лучше, чем на последних федеральных выборах, хотя и хуже, чем в предыдущие годы.

Что касается неудачи в Тульской области, то здесь надо учитывать наличие большого количества конкурентов, ╚топтавших╩ электоральное поле коммунистов √ семь партий и избирательных блоков. Достаточно сказать, что губернатор-коммунист Стародубцев, потерявший абсолютный контроль над областной организацией КПРФ и фактически стимулировавший внутренний её раскол, для верности решил создать собственный избирательный блок ╚За тульский край╩, который оттянул на себя голоса тех левых, которые традиционно доверяют Стародубцеву. Таким образом, административный ресурс областной власти работал не только против ╚Единой России╩, но и против недавних соратников по партии.

К тому же за коммунистами остаётся их главное преимущество √ реальная идеология. КПРФ по-прежнему остаётся единственной настоящей политической партией в том смысле, который принят во всём мире. Коммунисты, несмотря на все неудачи и негативные тенденции, сохраняют идеологическую платформу, реально пользующуюся популярностью у значительной части населения страны, бескорыстный партийный актив, разветвлённую сеть региональных организаций. Это залог их большей жизнеспособности перед лицом всевозможных проблем, чем у всех остальных российских партий, какими бы успешными они не казались в настоящий момент. Тем более это актуально в контексте возможного роста социальной напряжённости в ближайшие годы.

Тем не менее, пока откат коммунистов очевиден. Они не смогут серьёзно влиять на региональные дела. В ряде случаев под большим вопросом стоит возможность создания собственной фракции. С одномандатниками дела у коммунистов обстоят хуже, чем у ╚единороссов╩, так как у местных партийных организаций нет денег на проведение эффективных избирательных кампаний. В ситуации, когда уровень цен на региональных выборах неуклонно продолжает расти, коммунистам слишком тяжело конкурировать с местными денежными мешками, помноженными на властный ресурс.

Рассчитывать же на союз с другими левыми КПРФ в большинстве случаев также не приходится. Подконтрольность их основных конкурентов хорошо известна. По крайней мере, по принципиальным вопросам (таким, как выборы губернатора) коммунисты вряд ли смогут найти поддержку в рядах своих друзей-соперников.

╚Родина╩
Как уже говорилось выше, на региональном уровне ╚Родина╩ относительно успешно продолжила ту работу, которую она начала на парламентских выборах в Госдуму. А именно √ борьбу за лево-патриотический электорат в первую очередь коммунистов. Кроме того, ╚Родина╩ надёжно вошла в число основных конкурентов в борьбе за власть. В одном регионе (Сахалинская область) она заняла первое место в голосовании по партспискам, ещё в одном (Тульская область) √ второе место после ╚Единой России╩. При этом в Марий Эл и Читинской области ╚родинцы╩ в выборах не участвовали.

Таким образом, в Тульской области ╚Родина╩ набрала √ 12,96% (второе место после ЕР); в Иркутской области √ 9,06% (четвёртое место после ЕР, КПРФ и АПР); в Сахалинской области √ 19,94% (первое место); в Калужской области √ 11,2% (третье место после ЕР и КПРФ); в Курганской области √ 3,92%. Напомним, что результат ╚Родины╩ на выборах в Госдуму по федеральному округу √ 9,02%.

Тем не менее, успех ╚Родины╩ всё же является весьма относительным, а прошедшие выборы выявили ряд серьёзных проблем. Начнём с того, что у ╚родинцев╩ пока не сформирована сеть дееспособных региональных организаций. Во многих регионах ╚Родина╩ просто не имеет никакой организационной опоры. Партия во многом остаётся кабинетной структурой столичного происхождения. Это позволяет ей хорошо раскручиваться в федеральных СМИ. Но для эффективной работы с регионами этого недостаточно.

По этим причинам ╚родинцы╩ вообще не участвовали в выборах в Марий Эл и Читинской области. Показательно, что именно здесь КПРФ получила наибольшие результаты из всех семи случаев √ 17,89% и 18,68% соответственно. Отсутствие базы на местах влечёт за собой и ряд других серьёзных последствий.

Наилучшие результаты ╚Родина╩ получила там, где вошла в избирательный блок с местными, хорошо раскрученными и укоренившимися патриотическими движениями. На Сахалине её победа не была бы возможна без блока с движением ╚Наша родина √ Сахалин и Курилы╩. А в Тульской области успех ╚родинцев╩ в очень значительной степени оказался возможен благодаря объединению с популярным в регионе движением ╚Засечный рубеж╩ во главе с депутатом ГД и старым оппонентом Стародубцева Андреем Самошиным. Кто кого вытянул в данном случае большой вопрос. Дмитрий Рогозин подключился к уже фактически шедшей кампании ╚Засечного рубежа╩.

Соответственно в Калужской и Иркутской областях результат ╚Родины╩ уже не так впечатляет √ третье и четвёртое место соответственно. При этом в Калуге серьёзное значение на исход голосования оказывает близость Москвы. Приоритетным влиянием пользуются федеральные и столичные СМИ, а значительная часть населения ездит в столицу на заработки. Результат в Иркутской области многие аналитики вообще расценивают как поражение, учитывая те огромные ресурсы, которые были вложены в партийную избирательную кампанию. Впрочем, справедливости ради, стоит упомянуть, что стартовый рейтинг ╚Родины╩ в этой кампании составлял по некоторым оценкам всего 2%. То есть в итоге он вырос в четыре с половиной раза.

А вот где ╚Родину╩ постиг настоящий провал, так это в Кургане. ╚Родинцам╩ с их тремя с лишним процентами удалось обогнать лишь ╚Российскую партию Жизни╩ (1,97%). Все остальные оказались впереди. Результат √ ╚Родина╩ не попадает в областную Думу. Видимо, помимо других проблем, здесь сказалась и недостаточно проработанная идеология партии. Жители области, традиционно поддерживавшие коммунистов, решили не доверять новым борцам за права народ, к тому же так сильно обидевших их недавних кумиров на парламентских выборах в ГД.

В итоге получается, что из семи регионов в двух ╚Родина╩ не была представлена вовсе, в двух добилась успеха во многом благодаря блокированию с местными движениями, в одном полностью провалилась, а ещё в одном её успех многими ставится под сомнение по параметру ╚затраты-результат╩. Таким образом, ╚чистый╩ успех, пожалуй, был достигнут лишь в Калужской области. К тому же по одномандатным округам у ╚родинцев╩ в большинстве случаев дела обстоят совсем плохо. Для победы в округах также необходимо укорениться в регионах.

Все перечисленные проблемы обязательно проявятся и на предстоящих выборах в законодательные органы власти других регионов России. А ведь помимо всего прочего, работа в регионах должна принести отдачу в первую очередь в ходе следующих выборов в Госдуму. Тем более, что в следующий раз для того, чтобы попасть в ГД партиям понадобиться уже не пять, а минимум семь процентов голосов избирателей.

ЛДПР
Как типичная партия лидерского типа, ЛДПР традиционно имеет проблемы на региональных выборах. Если на федеральном уровне харизма Владимира Жириновского ещё вытягивает всю партию, то на регионы запала Владимира Вольфовича уже не хватает. А ╚настоящих буйных╩ на местах, как всегда мало. ╚Единая Россия╩, помимо имиджа Путина, пользуется мощным административным ресурсом и информационной монополией в СМИ. У либерал-демократов же этого нет. Традиционно слабы и региональные структуры ЛДПР.

Новой проблемой для либерал-демократов, также как и для коммунистов, стала необходимость бороться с новыми конкурентами. В первую очередь речь опять идёт о ╚Родине╩. Также, как в своё время сама ЛДПР начала отгрызать куски электората у коммунистов, теперь ╚родинцы╩ принялись, в том числе, за избирателей либерал-демократов. В этом смысле жёсткая полемика Жириновского и Рогозина выглядит отнюдь не надуманной. Более того, по слухам в Иркутской области у ╚Родины╩ и ЛДПР был один спонсор, который якобы решил всё поставить на ╚родинцев╩ в ущерб ╚жириновцам╩.

Результаты всего этого на лицо. В Тульской и Иркутской областях ЛДПР не прошла в региональные парламенты (3,64% и 3,67%). В Марий Эл либерал-демократы набрали всего 5,93% (последнее место), а в Сахалинской области √ 7,34% (четвёртое место, поделенное с Партией пенсионеров). Ранее стабильно популярная в Калужской области, ныне ЛДПР набрал здесь лишь 10%. Относительно неплохо ЛДПР выступила в Читинской области √ 11,44% и особенно в Курганской области √ 13,05% (второе место после ЕР). Впрочем, в Кургане успех ЛДПР может носить ситуативный характер и быть реакцией на кризис в КПРФ. Вне всякого сомнения, к курганским либерал-демократам перетекла заметная часть коммунистического электората, разочаровавшегося в дееспособности лидеров КПРФ. Однако на следующих выборах ситуация может зеркально измениться, так как такие люди склонны колебаться в своих предпочтениях в зависимости от конъюнктуры.

СПС и ╚Яблоко╩
Прошедшие выборы подбросили некоторую надежду сторонникам либеральных партий. Громче всего, конечно, прозвучал успех СПС в традиционно ╚красной╩ Курганской области. Союз правых сил занял здесь третье место (после ЕР и ЛДПР) и обогнал коммунистов, получив 10,78% голосов избирателей. Мало того, на проходивших одновременно губернаторских выборах во второй тур с действующим губернатором Олегом Богомоловым вышел лидер областной организации СПС Евгений Собакин. При этом разрыв между ними в первом туре оказался не катастрофическим √ 35,27% у Богомолова против 23,91% у Собакина. То есть, у лидера курганских правых есть реальный шанс на победу, учитывая стабильную тенденцию проигрыша действующих глав регионов во втором туре голосования. Хотя, в случае с ╚красной╩ Курганской областью это правило может быть нарушено, так как против представителя правых могут подняться все от ╚красно-коричневых╩ до ╚бледно-розовых╩.

Неожиданно для многих СПС перешёл пятипроцентный барьер и в ╚красной╩ Тульской области, получив 6,23% голосов. Впрочем, успех СПС оказался возможен в значительной степени в связи с тем, что руководить выборами тульских правых был приглашён депутат ГД Антон Баков, известный тем, что в своё время он создал на Урале, а затем весьма эффективно раскрутил по всей стране популистское движение ╚Май╩, активно использовавшее левую фразеологию и стилистику, а также позиционировавшее себя, как социально-ориентированное общественное движение за права неимущих.

Успех правых в традиционно ╚красных╩ регионах в первую очередь является тревожным звонком для КПРФ. С одной стороны оппозиционно настроенный избиратель разочаровался в неэффективном руководстве левой оппозиции. А с другой √ он увидел в правых реальных противников действующей власти. Помогла этому, видимо, и кампания давления на правых. Обиженных властью у нас особенно любят. В то же время, власть меняет свои установки в отношении правых. Ведь не может же Кремль допустить полного исчезновения либералов из российского политического спектра. Результатом этих сигналов на местах мог стать более благоприятный климат для СПС и ╚Яблока╩ в ходе прошедших выборов.

В свою очередь ╚Яблоко╩ прошло в Калужское Законодательное собрание с результатом 6,3%. При этом никакой особенно бурной избирательной кампании калужские ╚яблочники╩ не вели. Избирателям запомнилась одна единственная листовка с портретами первой тройки списка и слоганом ╚За права человека!╩, появившаяся лишь за несколько дней до выборов. Впрочем, надо сказать, что в Калуге и Обнинске √ советских наукоградах √ ╚Яблоко╩ всегда имело неплохие позиции. Поэтому особенным удивлением для местных наблюдателей успех партии не стал.

Во всех же остальных регионах правые, как и на выборах в Госдуму, не порадовали своих сторонников. В Марий Эл они вообще не участвовали в выборах. А в Иркутской, Читинской и Сахалинской областях, не смогли преодолеть пятипроцентный барьер. При этом СПС участвовал в выборах лишь на Сахалине (2,63%). ╚Яблоко╩ же получило соответственно √ 4,18% (Иркутская обл.), 3,11% (Читинская обл.) и 2,02% (Сахалинская обл.).

Однако на примере двух регионов (успех ╚Яблока╩ в Калужской области относителен) всё-таки слишком рано говорить об устойчивой тенденции начала возрождения правых. Совершенно очевидно, что ни в Курганской, ни в Тульской областях, проголосовавшие за правых избиратели ещё не являются устоявшимся либеральным сегментом электората. На следующих выборах они могут без труда переметнуться в другой стан. Тем более, что успехом нынешние результаты правых являются лишь в сравнении с их провалом на выборах в Госдуму.

В то же время, нельзя не отметить тот факт, что пропорциональная система выборов в местные законодательные органы власти, несомненно, пойдёт на пользу правым. Ведь по одномандатным округам в регионах дела у СПС и ╚Яблока╩ обстоят хуже некуда. Причём так было всегда. Даже в куда более благоприятные для либералов времена. Если бы система оставалась прежней, то СПС и ╚Яблоко╩, с учётом последних результатов на выборах в Госдуму, могли бы вообще исчезнуть из регионов.

Новая же система объективно даёт стимул не только для сохранения региональных ячеек, но и для их развития. Либеральная идеология имеет пусть и небольшой, но достаточно стабильный лагерь сторонников. А это значит, что либералы всегда будут иметь шанс быть представленными в партийной части региональных парламентов. Это в свою очередь потенциально может способствовать активизации партийной работы на местах и в итоге дать позитивный результат на следующих выборах в Госдуму.



Другие
Наиболее впечатляющие результаты в ходе рассматриваемой серии выборов показали такие аутсайдеры федерального политического процесса как Аграрная партия России (АПР) и Российская партия пенсионеров (РПП). Они не просто следовали по пятам общепризнанных лидеров, но порой и самоуверенно обгоняли их, показывая неожиданную для многих динамику и потенциал развития. Обе партии не прошли в Госдуму (АПР √ 3,64%, РПП √ 3,09%), но на региональных выборах они доказали, что могут претендовать на заметный успех в ходе следующих выборов в российский парламент. Вопрос лишь в том, смогут ли они развить полученные результаты и распространить их на другие регионы РФ.

АПР не участвовала в выборах в Тульской и Сахалинской областях, где сельское хозяйство, не очень развитое и в лучшие годы, сейчас находиться в глубочайшем кризисе. Но во всех других регионах партия показала очень неплохие результаты, сравнимые с результатами лидеров. В Иркутской области аграрии стали третьими после ЕР и КПРФ, обогнав ╚Родину╩ с результатом 9,44%. Правда, говорят, что в определённый момент аграриям оказал содействие губернатор Говорин. Но вряд ли это имело значение в Усть-Ордынском Бурятском АО, входящим в состав Иркутской области на правах субъекта федерации, где аграрии просто разгромили всех соперников, включая и ╚Единую Россию╩. Здесь аграрии получили 42,51% голосов против 28% у ╚единороссов╩. По одномандатному же округу кандидат от АПР, директор совхоза Аполлон Иванов победил с результатом 55,18% против 29,14% у кандидата от ╚ЕР╩.

В Курганской области АПР получила 8,63%, также обогнав ╚Родину╩. В Читинской области аграрии набрали 12,32% голосов, обойдя ЛДПР. Та же картина и в республике Марий Эл, где аграрии обошли либерал-демократов с результатом 11,85% голосов. Среди причин успеха сами аграрии называют возрождение партийных структур региональных организаций после смены федерального руководства АПР. Кстати, новый лидер партии Владимир Плотников в период выборов активно ездил по регионам и встречался с губернаторами.

Впрочем, в Калужской области АПР немного не дотянула до заветного рубежа, получив лишь 4,71% голосов. В то же время. Калужская область никогда не была лидером сельскохозяйственного производства и не являлась опорной базой аграриев.

Но ещё заметнее успехи Партии пенсионеров. Она также не участвовала в выборах в двух регионах √ в Калужской и Читинской областях, но во всех остальных пяти РПП прошла в местные законодательные органы власти. В Иркутской области РПП набрала 5,79%, в Тульской √ 6,14%, в Курганской √ 10,4%, в Сахалинской √ 7,33%. А в республике Марий Эл РПП взяла 13,29%, заняв третье место после ЕР и КПРФ.

РПП, как и многие другие партии, без сомнения, пользуется плодами постепенного разложения электората коммунистов. Ведь корпоративная по форме, Партия пенсионеров всё же в значительной степени является идеологической по содержанию. Её лозунги социально-ориентированны, риторика близка к социалистам, она призывает людей, обиженных нынешней властью, отстаивать свои права.

Но, кроме этого, причина успеха РПП и в том, что она очень плотно работает в регионах, чем компенсируется недостаток рекламы в средствах массовой информации. РПП пытается строить крепкую сетевую структуру, завязанную на непосредственную работу с избирателями, чёткий механизм внутреннего взаимодействия. В организационном плане партия пытается перенять всё лучшее у коммунистов и состыковать это с последними наработками в области партстроительства.

Качественный скачок в работе партии, которая как брэнд существует уже довольно давно, некоторые наблюдатели связывают с приходом на пост её руководителя в марте 2004-го года Валерия Гартунга. Однако если вспомнить историю региональных кампаний, то можно найти несколько и более ранних примеров успеха РПП. Но до сих пор это не было стабильной тенденцией. Возможно, этого добьётся новое руководство.

Тревожные тенденции
Повсеместным признаком прошедших выборов стала низкая явка избирателей и высокое протестное голосование. В первую очередь такая картина имела место в тех регионах, где избирались только депутаты местных парламентов. Нижний порог явки во всех таких регионах был перейдён с большим трудом. В некоторых регионах это случилось буквально перед самым завершением голосования. Для её обеспечения властям приходилось на полную катушку использовать административный ресурс. Немного лучше дела обстояли там, где выборы в законодательные органы были совмещены с другими выборами. К примеру, в Курганской области, одновременно с депутатами областной Думы избирался губернатор области, мэр Кургана, депутаты Курганской городской Думы, а также главы всех районов области и депутаты всех районных собраний.

Другой примечательной чертой этих выборов стал высокий уровень голосования ╚против всех╩. Причём этот показатель почти везде опережает результаты многих известных партий. Так в Курганской области ╚против всех╩ голосовали 9,89% избирателей (больше чем за АПР и ╚Родину╩). В Иркутской области √ 11,3% (третий ╚результат╩ после ЕР и КПРФ), В Калужской √ 12,11% (больше чем за ╚Родину╩, АПР, ╚Яблоко╩ и ЛДПР). Сахалинская область √ 12,89%. Тульская область - 13,42% (второй ╚результат╩ после ЕР). Республика Марий Эл √ 14,36% (второй ╚результат╩ после ЕР). Но перещеголяла всех Читинская область, где ╚Кандидат ╚Против всех╩ набрал 15,05% (третий результат после ЕР и КПРФ).

Это тревожный сигнал в первую очередь для власти. Ведь там, где сегодня ╚Кандидат ╚Против всех╩ занял второе место после ╚Единой России╩, на следующих выборах он может стать и первым. Его ╚избирательная кампания╩ идёт полным ходом. С помощью манипулятивных и чаще всего достаточно циничных технологий активно разрушаются оппозиционные партии и дискредитируются идеологические платформы. Вместо идеологии предлагаются совершенно невнятные бюрократические штампы. В политическое поле в массовом порядке запускаются всевозможные клоны, призванные смешать всё мозгах бедных обывателей. Всё это ведёт к стремительному росту политической апатии, тотального недоверия, цинизма и деградации политического процесса в целом. А отличным фоном для этого станет новый этап ╚шоковой терапии╩, чреватый ростом социального напряжения.

Впрочем, ╚свято место пусто не бывает╩ и нельзя исключать, что ╚Кандидат ╚Против всех╩ рано или поздно найдёт себе подходящую партию. Вопрос лишь в том √ что это будет за партия и в каком направлении она поведёт своих избирателей? Например, уже эти выборы показали, что почти агрессивное отторжение всех партий, неверие и цинизм, у большинства избирателей сочетаются с крайними формами наивности и подверженности различным манипуляциям. Такая человеческая масса √ одновременно и неуправляемо агрессивная, и, напротив, легко поддающаяся манипуляциям √ является отличной питательной средой для самых радикальных политических течений.

Заключение
Тем не менее, помимо тактических и среднесрочных задач, которые решаются с помощью новой системы выборов в региональные органы законодательной власти, можно выделить и другие позитивные моменты. К примеру, пропорциональная система, скорее всего, действительно со временем даст толчок партийному строительству в России. А это, по крайней мере, поможет рядовым избирателям определиться наконец-то со своими политическими предпочтениями, которые до нынешнего момента чаще всего сводились к голосованию или за тех, кто выглядит сильнее, или за тех, кто обещает быстро и хорошо накормить.


 
 
Связные ссылки

· Ещё о Аналитика
· Новости admin


Самая читаемая статья из раздела Аналитика:
Владимир Путин - текущие проблемы имиджа






Новая система выборов в регионах прошла первые испытания | 0 комментарии
Порог
За коментарии ответственны только те, кто их поместил. Мы не несём ответственности за них.

E-mail:mail@periskop.ru
-=SkyNet=-
Центр Информационных Технологий -=SkyNet=-